28 октября, 2021

Поседела в пять лет, потому что бросил папа: почему Эммануил Виторган не разговаривает со своей первой дочерью

Уроженец Баку, окончивший школу в Астрахани, очень хотел учиться в Москве. Но в столичные театральные вузы Эммануила Виторгана не взяли. Тогда он уехал в Ленинград и там наконец-то стал студентом.
С Тамарой Румянцевой он учился на параллельном курсе, а потом им довелось изображать влюбленных в спектакле, и сыгранные чувства вдруг воплотились в жизни. Поженившись, жили у родителей Тамары. В 1966 году родилась дочь Ксения.
Через год ее отец перейдет работать в Театр им. Ленинского комсомола, встретит там Аллу Балтер и влюбится — так, что перестанет замечать кого-либо. Какое-то время он попытается быть примерным мужем и отцом, но не сможет совладать с собой и уйдет к Алле.
В первые годы это был счастливый брак, пока Эммануил Виторган не встретил Аллу Балтер (на фото с первой женой Тамарой Румянцевой и дочерью Ксенией). Фото: кадр из передачи «Судьба человека»
В тот период маленькая Ксения не могла понять, почему папа теперь появляется лишь изредка, гуляет с ней и потом уходит.
— Как раз тогда у меня появились первые седые волосы — да, в пять лет. После той встречи с отцом я очень плохо засыпала. Мама вспоминала, что ей было не по себе от моих слов «Давай найдем папу, который не уйдет» и «Он не из-за тебя ушел, а из-за меня». Спала тоже плохо, а утром мама стала меня причесывать и вскрикнула — в темных волосах образовалась светлая седая прядь, — делилась Ксения Румянцева с изданием «Караван историй».
Испугавшись за дочь, Тамара позвонила бывшему мужу и попросила его какое-то время не появляться, чтобы девочка успокоилась. Эммануил Гедеонович потом рассказывал, что воспринял это как отказ в общении с дочерью. К тому же из Ленинграда он переехал в Москву, поэтому связь с Ксенией прервалась сама собой.
\
Она переключала канал, если по телевизору шел фильм с участием отца. И чувствовала, что ее предали. Да, повзрослев, она поняла — это жизнь, так бывает. Но ребенку не до подобных рассуждений.
Нет, Виторган не был против приездов Ксюши. Она несколько раз бывала у отца, когда приезжала в Москву. Но не ощущала желания общаться с его стороны, а тем более со стороны Аллы Балтер и своего единокровного младшего брата Максима.
Ксения Румянцева никогда ни о чем не просила отца, она лишь хотела, чтобы он просто присутствовал в ее жизни. Фото: кадр из передачи «Ты не поверишь»
После школы Ксения выучилась на секретаря-машинистку. Они с мамой к тому времени жили в Петрозаводске. Работать старшая дочь Виторгана случайно попала на остров Валаам — секретарем в местном музее. Думала, сезон, не больше (зимой учреждения на острове не работали). А в результате осталась на 30 лет. Окончив училище культуры в Петрозаводске, занималась с валаамской ребятней в творческих кружках.
В 1988-м Ксения собралась замуж. Счастливая, позвонила отцу. Тот обрадовался, пригласил с женихом в Москву, а потом приехал на свадьбу в Петрозаводск. После Ксения периодически наведывалась в столицу уже с дочкой Сашей. В общем, периодически виделись.
В конце 1990-х у Ксении родился сын Никита от второго мужа, и она вернулась в Петербург — там было проще выжить семье с двумя детьми. Туда приехал Театр им. Маяковского, в котором тогда служил Виторган. Зная, что дочь сейчас в Питере, он даже не позвонил, хотя она мечтала использовать эту возможность повидаться с отцом и посмотреть на него на сцене.
— Знаете, когда ребенка отринули, это больно, но ты приспосабливаешься. Фантазируешь, рисуешь в воображении десятки преград, которые мешают с тобой общаться. Но когда человека предают во взрослом возрасте и он способен трезво анализировать — это, конечно, намного больнее, — делится сокровенным Ксения.
Ситуация изменилась с появлением в жизни Эммануила Гедеоновича третьей жены Ирины Млодик, с которой он сошелся через год после смерти любимой Аллы от рака. Ирина привечала первую дочь своего мужа, ее детей, а Максим Виторган сдружился с племянницей Сашей — возил ее по Москве, водил на концерты. Казалось бы, в семье тишь да гладь. Но вдруг все рухнуло.
Однажды на Валаам, куда снова перебралась Ксения Румянцева с Сашей и двумя ее детьми, приехал некий столичный журналист по имени Шамиль. Говорил, собирает материал по поводу развития внутреннего туризма. Пригласил Ксению с мамой, детьми и внуками в Москву, якобы рассказать о Валааме. Обожающая остров Ксения поверила: телевизор в ее жизни занимал слишком мало места, и про скандальные ток-шоу она не слышала. Окрыленная Ксения позвонила отцу: мы приезжаем, сможешь повидать внучку и правнуков — Марка и Алису. Мечтала, как покажет им Москву.
В столице семью поселили в отеле и в назначенный день повезли в студию. А во время съемок все повернулось так, будто Ксения привезла дочь, дабы требовать от Эммануила Гедеоновича обеспечить внучке безбедную жизнь в Москве и вообще претендовать на его квартиру.
— Мне пришла СМС от Иры, супруги отца, о том, что мы неблагодарные, меркантильные и должны оставить Виторгана в покое. Мы оставили и вернулись на остров. Виторганы снова отгородились от нас каменной стеной, — сетовала Ксения Румянцева в исповеди «Каравану историй».
Подробно рассказать изданию, как так вышло, она решилась из-за того, что отец вычеркнул ее, внуков и правнуков из жизни после той истории с ток-шоу. О рождении дочерей Виторгана — своих младших сестер Этель и Клары — Ксения узнала из прессы.
Старшая дочь Эммануила Виторгана теперь живет в Сортавале, где руководит кукольной студией в местном доме культуры. Отец по-прежнему не хочет с ней разговаривать, хотя 55-летняя Ксения никогда не претендовала на его материальные блага. Он так и не познакомился с правнуками: Марку сейчас 12 лет, Алисе — 11.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *